Профессиональное родительство

Александр Гезалов, эксперт Общественной Палаты РФ.

На днях я был на одной передаче, посвященной профессиональной семье, которая готова, а главное, может принимать в свою семью ребенка, оказавшегося в разных-разных ситуациях. Некоторые люди путают это с фостерной системой Америки, но у нас другая и культура, и реальность. Другие в этом даже находят следы ювенальной юстиции, все смешивая, и окончательно превращают эту тему в сложно рассматриваемую.

Между тем, профессиональная семья — это часть процесса поддержки семьи и ребенка, фактически это альтернатива детдому.

Вместо того, чтобы попасть в циклическую сиротскую систему (дом ребенка, приют, центр временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей, детский дом, школа-интернат), ребенок мог бы жить в профессиональной семье, в то время, пока с его кровной семьей работали бы специалисты по реабилитации. Вместо этого сегодня ребенок попадает в приют, затем – в детский дом (например), он должен получить статус сироты, затем попасть в банк данных, и только тогда у него появляется шанс попасть в новую семью. Вместо всех этих учреждений могло бы быть одно – профессиональная семья.

Пока ребенок шагает по всем этапам сиротской системы, он утрачивает семейные знания, а главное – он отвыкает от конкретного человека, своего личного, эмоционально близкого взрослого: в семье у него есть мама и папа, а в детском доме – один воспитатель на группу. При всем желании воспитатель не может сформировать привязанность и доверительные отношения с каждым ребенком.

Профессиональная семья минимизирует негативное влияние группового воспитания, оставляя ребенку личное пространство и возможность для формирования привязанности.

Кто может быть профессиональным родителем?

Требования к профессиональным родителям должны быть еще более строгие, чем к приемным, поскольку предполагается, что в профессиональные семьи ребенок попадает сразу после того, как его забрали – в одночасье лишили всего, к чему он привык, а главное, лишили самых близких людей, ведь далеко не всегда в «плохой» с точки зрения органов опеки семье ребенку действительно плохо. Ребенок попадает в профессиональную семью в состоянии сильного стресса, может проявлять агрессию, и совсем не обязательно будет испытывать благодарность.

Именно по этой причине профессиональным родителем должен становиться только эмоционально уравновешенный человек средних лет с обширным набором знаний в области психологии, игротехники, медицины, юриспруденции, и других. Ему нужно будет, применяя все свои знания и опыт, помочь ребенку пережить травму. Профессиональный родитель так же должен участвовать в реабилитации кровной семьи ребенка, если она ведется, при этом ребенок сам может так же участвовать в восстановлении семьи.

Если же вместо кровной семьи в конечном итоге ребенок окажется в приемной семье, то и в этом случае профессиональный родитель должен быть готов поддерживать ребенка в его новой семье, вплоть до выхода в самостоятельную жизнь, и дальше. При этом, если ребенку удастся избежать этого калечащего места – детдома – то и приемным родителям будет проще найти общий язык с домашним ребенком, но не с бывшим сиротой. Не секрет, что далеко не всем приемным родителям удается справиться с последствиями пребывания ребенка в детском доме, и тогда они его возвращают, нанося еще более сильную травму, ведь фактически ребенка предают второй раз.

Профессиональная семья дает возможность избежать ненужного детдомовского опыта. В этом случае, придя в новую школу там, где живет его новая семья, ребенок придет в нее не из детского дома, а из семьи, он будет домашним, даже пахнуть будет как домашний ребенок – а ведь дети в сиротской системе пахнут как старые вещи с дальней полки шкафа.

Для эффективного применения профессионального родительства необходима база профессиональных родителей, в любой момент готовых прийти на помощь ребенку, помочь ему не потерять привычный ритм жизни несмотря на изменение обстоятельств его жизни: посещать ту же школу и спортивные секции, общаться с теми же друзьями, носить ту же одежду и т.д. Самое важное, то утрачивает ребенок, попадая в детский дом – свою жизнь и свои правила: в детском доме все живут в одном ритме, нет никакой индивидуализации.

Работа профессионального родителя требует полной самоотдачи, и высокого профессионализма: профессиональный родитель должен иметь возможность постоянно обучаться, иметь доступ к очному и заочному образованию, работать должен на постоянной основе с соблюдением трудового законодательства, отчислениями в пенсионный фонд, отпуском и льготами.

Профессиональная семья – это важный этап в сохранении кровной семьи ребенка, это баланс между тем, чтобы не ухудшить ситуацию и в семье, в которой родился ребенок, и ситуацию для самого ребенка, который должен быть главным ориентиром для государства. А в детском доме можно сделать детский дом творчества, куда ребенок из поддерживающий семьи приходил бы получать новые знания, возвращаясь-таки домой. Это главное – семья, ребенок, забота друг о друге, и успешное будущее.

И последнее…

Ребенок в системе детского дома обходится государству в 1-1,5 млн руб. в год. Тысячи сирот не имеют постоянного закреплённого жилья, болтаются между небом и общагой. Часто дети выходят в мир совершенного не готовые, выросшие в иждивенцев – они живут на пособие, совершают преступления, попадают в тюрьму, и государство снова и снова тратит на них деньги граждан, нас с вами. И лишь совсем небольшому проценту выпускников детских домов удается вырваться из замкнутого круга, создать семью и жить нормальной жизнью.